Всероссийский фестиваль "Созвездие мужества" в Костромской области rss

08 Октября 2017 08:50
Всероссийский фестиваль "Созвездие мужества" в Костромской области

Мы на пожаре опасности не боимся, мы ее оцениваем

Есть профессии рабочие, есть офисные, а есть опасные. Судьба заместителя начальни­ка 1-й пожарной части 1-го От­ряда Федеральной противопо­жарной службы Сергея ПЕТИНА могла сложиться совсем по- другому, если бы он, окончив торгово-экономический кол­ледж, стал работать по специ­альности. Но он пошел в пожар­ные, и уже пятнадцать лет вместе со своими коллегами борется с огнем и спасает чело­веческие жизни. Награжден правительственной медалью «За спасение погибавших»

—   Сергей, когда я смотрю по телеви­зору кадры оперативных съемок, как пожарные сражаются с бушующим ог­нем, заходят в горящие здания, у меня возникает только один вопрос — неу­жели вам не страшно?

—   Мы в своей работе опасности не бо­имся, мы ее оцениваем. Причем это не простая оценка, а оперативная. Ситуации, происходящей на пожаре, своих возмож­ностей, вооружения и обмундирования, собственных профессиональных навыков. Первым на место происшествия или по­жара прибывает дежурный караул во главе с начальником караула. Благодаря его грамотной оценке и дейс­твиям некоторые пожары удается потушить на первых стадиях.

—   Вы помните свой первый по­жар?

—   Первый по­жар или первый осознанный по­жар — разные понятия. Подго­товка пожарного — процесс неп­ростой, представ­ляет собой комплекс мероприятий и занима­ет в среднем от 3 до 6 ме­сяцев, после получения специального образования. Сначала человек изу­чает профессию индивидуально, а затем в специальном учебном заведе­нии. Как сказал один из моих первых пре­подавателей по пожарной тактике под­полковник в отставке Юрий Олегович Грачев, теория без практики слаба, а практика без теории слепа. На первый пожар человек приезжает и работает от пожарной машины до разветвления, просто помогает, к самостоятельному ту­шению огня и на высоту он не допускает­ся. И только когда выходит приказ о его допуске к самостоятельной работе, он начинает работать наравне со всеми сот­рудниками.

—   У вас не было мыслей заняться бо­лее простой и менее опасной работой?

—   Нет. Профессию выбираешь, как лю­бимую жену, и если пришел служить, то определенный долг перед Родиной име­ешь. Как только у меня стало что-то полу­чаться, я захотел совершенствоваться в профессии. Сейчас, например, учусь в Во­ронежском институте государственной противопожарной службы. Конечно, на первом этапе тяжело, но физические нагрузки человек просто должен прео­долеть, и все. Нужно найти в се­бе ресурс и заново мобили­зоваться. Потому что по­жаров за сутки может быть не один и не два. У нас бывает и по 28 выездов, когда на­чинаются палы тра­вы и сжигание му­сора весной в са­дах.

— Многие но­вички не выдер­живают таких нагрузок?

— На моей памяти та­кое случалось крайне редко. В основном те, кто приходит, так и остаются слу­жить. Здесь не бывает, как в граждан­ских профессиях: поработал, не понрави­лось, перешел на другую работу. Если на­шел себя в профессии, то чувствуешь се­бя частью пожарной охраны. Коллектив у нас очень сплоченный, для работы в ко­манде это необходимо.

—   Когда вы стали пожарным, много мифов о профессии развеяли?

-   Я тогда не знал никаких мифов и анек­дотов о пожарных. Так сложилось в моей жизни, что я даже ни разу не видел, как они работают. Это сейчас от населения приходится слышать, что мы на пожар ез­дим без воды. Был случай, горел частный жилой дом. Наши навыки работы с пожар- но-техническим вооружением были на хо­рошем уровне. Подъезжая, увидели заре­во, черный дым. Дом горел открытым ог­нем, пожаром была охвачена большая площадь. Начни мы тушить пожар водой из цистерны, двух с половиной тонн явно было недостаточно до прибытия дополни­тельных сил. В пожарной тактике есть та­кой прием — если водоисточник, в данном случае пожарный гидрант, находится от места пожара не дальше 50 метров, то бо­евое развертывание проводится прямо с него. Этим моментально обеспечивается бесперебойная подача воды. Поскольку пожар уже был развившийся, мы так и сделали. А для обывателя это как выгля­дит — приехали пожарные, полезли в ко­лодец, значит, у них в цистерне нет во­ды. Когда происходило боевое развертывание, я услышал в наш адрес пару таких нелицепри­ятных выкриков.

—  Вас это не обижает?

—  Реагировать на подобное просто нет време­ни. Самое главное — мы выполнили свою задачу. Часто бывает: люди, на­ходясь в стрессе, впадают в апатию или, наоборот, становятся излишне агрессив­ными, не контролируют, что говорят. Мы — профессионалы, понимаем это и никогда не обижаемся.

—  Получается, пожарный — не самая благодарная профессия?

— Часто человек, переживший стресс, просто не способен узнать своего спаси­теля. Да и пожарные, как правило, все на одно лицо — либо в маске, либо в боевой одежде, лицо измазано сажей. Один мой коллега рассказал случай. Ежегодно 30 апреля, в День пожарной охраны, на Суса- нинской площади проходит торжествен­ный смотр нашей техники. И вот однажды пожарный увидел, как из толпы на него пристально смотрит молодая женщина с мальчиком лет пяти-шести. Он решил ре­бенка порадовать, подошел, отдал ему свой шлем померить, а женщина спраши­вает: "Не помните нас?" Он отвечает: "Нет". Она говорит: "Вы нас спасли, пять лет назад во время пожара с окна по авто­лестнице сняли". Слышать такие слова по­жарному выше всяких наград.

—   Кстати о наградах. Вы награждены правительственной медалью "За спа­сение погибавших". Где себя прояви­ли?

—  В феврале 2008 года произошел по­жар в лицее № 32. Днем, когда там шли за­нятия, загорелся кабинет физики. Здание старое, с пустотными деревянными пе­рекрытиями, поэтому огонь и дым быстро распространялись по помещениям. Шко­ла была эвакуирована, но в горящем зда­нии остался еще один класс, они почему- то не сразу почувствовали запах гари. А когда поняли, что произошло, через кори­дор выйти уже не могли. Мы оперативно эвакуировали 18 школьников и их учителя через окно по трехколенной лестнице. Ре­бята были сильно напуганы. В последний момент учительница вспомнила, что до пожара одна из учениц отпросилась в туа­лет, но так и не вернулась в класс, и где она сейчас — неизвестно.

—   Как вы на это отреагировали?

—  Пришлось мне до коридора дойти, но я никого не нашел, там уже было открытое горение. К счастью, все закончилось хоро­шо. Девочка нашлась. Живая. Оказалось, что она из горящего здания эвакуирова­лась вместе со всеми по центральной лес­тнице. Вообще, я считаю, что у нас все, кто подольше поработал, достойны боевых наград. Здесь нет трусов, все выполняют свои обязанности четко и быстро.

—   Это, наверное, был один из самых тяжелых пожаров?

—   Были и тяжелее. Помню, например, пожар в общежитии, напротив КВЦ "Гу­бернский". Он произошел на высоте в ноч­ное время и развился на всю секцию. Бы­ло сильное задымление. Люди запанико­вали, начали прятаться, закрывать плот­нее двери. Тушить пожар из-за конфигурации общежития оказалось очень тяжело. Когда мы приехали, практически из всех окон люди просили помощи.

— Когда вы ви­дите такую ситуа­цию, слышите крики людей, сложно не под­даваться эмо­циям?

— В этот мо­мент у настоящего профессионала должны все эмоции отключаться, помогает серьезная психоло­гическая подготовка, которую мы проходим. Нужно срочно действовать. Мобилизовать все силы, подключить опе­ративную смекалку и профессионализм, потому что времени на раздумья нет. У ме­ня дед был фронтовик, он рассказывал ис­тории, когда ему приходилось действо­вать и в более сложных ситуациях.

—    Сухих рукавов друг другу на служ­бе желаете?

—   Желаем сухих рукавов и здоровья се­мьям.

 Екатерина МАЙ

 

Оцените материал: 1 2 3 4 5
Поделиться: TW VK FB OK

Внимание! Данный комментарий не является официальным обращением заявителя!

ФИО*
Номер телефона*
E-mail*
Комментарий*
Введите символы с картинки*
Ваш e-mail*
Тема сообщения*
Ваше сообщение*
Введите символы с картинки*
top