Нелли Долгина

Нелли Долгина
врач-педиатр, сотрудник медицинской службы отряда Центроспас

Трудно представить, что  эта обаятельная женщина имеет решимость работать в условиях, где и мужчинам несладко. Беслан, Индонезия, Гаити.. К сожалению, в этих регионах,  перенесших подлинные трагедии,  у Долгиной и ее коллег было слишком много пациентов.

Но даже в крайней степени усталости врач, а особенно педиатр, не может позволить себе проявить резкость или раздражительность. Как говорит Нелли Александровна, дети во всем мире в первую очередь понимают язык ласки. С нее и  начинается оказание помощи самым маленьким пострадавшим.

О профессии врача Нелли мечтала с детства. Правда, какое-то время выбирала: стать ли ей медиком или учителем биологии, причем на английском языке!  Сказывалось образование, полученное в школе с углубленным изучением этого предмета.  Но колебания были недолгими: она поступила  на педиатрическое отделение 2-го Московского медицинского института. По завершении учебы  вернулась в родной Жуковский. Лечила  детвору в поликлинике, потом – в бронхо - легочном санатории.

И вот один из поворотов судьбы привел ее в феврале 2004 года в ряды МЧС.

- Что привлекло Вас на эту, надо сказать, нелегкую работу?

- Мне понравилось, что это очень «живая» работа, движение, встречи с разными людьми по всему миру.

- В медицинской службе отряда Центроспас работает много женщин.  Удается ли ладить между собой?

- Да, женщины у нас составляют почти половину сотрудников аэромобильного госпиталя.  И конечно, как и в любом коллективе, случаются разные ситуации. Но что меня поразило с самого начала работы в МЧС, так это то, что на выезде всех объединяет, сплачивает общая задача. Мы начинаем больше заботиться друг о друге, в непростых условиях  проявляются лучшие человеческие качества.

Вот, помню, в Индонезии в 2005 году, мы работали в экваториальном климате. Там и днем и ночью – около 45* жары, да еще тучи насекомых. Но даже тогда у моих коллег не было срывов. Около 10 дней, что работал госпиталь, все мужественно переносили и сильный перегруз в работе, и невероятно высокую температуру воздуха..

 - А куда был Ваш первый выезд?

- Первый выезд оказался едва ли не самым тяжелым из всех, на которые меня командировали за время работы в МЧС. Это был сентябрь 2004 года, Беслан, операция по освобождению детей, оказавшихся  заложниками бандитов в собственной школе. Мне тогда пришлось работать не столько как педиатр, сколько как врач приемного отделения. Запомнилась одна молодая женщина, которую привезли в госпиталь со множеством осколочных ранений. По ее лицу все время текли слезы. Я начала ее успокаивать, гладить по голове, говорить, что все уже позади, что скоро она поправится,  и жизнь  обязательно станет лучше. И вдруг женщина произнесла: «Моя дочь погибла, ей было всего 10 лет. Теперь жизнь моя просто закончена». И я тогда поняла, что здесь помочь бессильна.

- А детям, перенесшим шок, нужна больше медицинская или психологическая помощь?

 - В тот день, когда началась операция спецназа по освобождению заложников, дети стали поступать в госпиталь буквально через час после штурма.

Я обратила  внимание на то, что не только старшие ребята, но даже малыши совсем не плачут. Настолько измучены они были. И помощь им, конечно, не могла ограничиться медициной.

- Нелли Александровна, в числе медиков Центроспаса Вы участвовали в ликвидации последствий землетрясения на Гаити.  Что Вам вспоминается в связи с этим?

- Помню, там  был просто невероятный поток пациентов, и ,к сожалению, очень много детей остались тогда без родителей.  Мы в госпитале очень  переживали, потому что после операций за малышами никто не приходил. Наш руководитель – Александр Иванюсь – даже обращался в оргкомитет миротворческих сил, чтобы дети попали под опеку ООН. У одного моего  6-ти летнего пациента была еще сестренка, а мать  их погибла. Когда на 2-й день  мальчик  начал говорить -  по-французски - мы быстро нашли переводчика, чтобы  его понять. Оказалось,  детям повезло. У них нашелся дядя, и они не остались совсем одни.

Больше двух недель принимал пострадавших в разрушенной столице Гаити, г.Порт-о-Пренс, аэромобильный госпиталь отряда Центроспас. Женщины работали наравне с коллегами-мужчинами по 16-20 часов в сутки! А по ночам на улицах совсем рядом с палатками медиков, раздавались выстрелы. Улицы Порт-о-Пренс кишели бандами мародеров и хулиганов. Иногда стрельба шла буквально в нескольких шагах от блока, где шла ночная операция.

- Нелли Александровна, а хватает ли сил сопереживать, когда  в зоне бедствия у Вас оказываются сотни пациентов?

 - Во время работы стараешься думать только о правильности действий, сочувствуешь, конечно, но в душе, и это касается всех наших сотрудников. Потому что есть неписаное правило – если расслабишься и начнешь переживать – провалишь дело, ради которого и приехал в эту страну.

- А как Вы общаетесь с детьми в других странах?

- Дети очень хорошо понимают язык ласки, успокаивающий тон голоса, улыбку врача. Я могу подбодрить их и без слов. Но что касается точного диагноза, то, здесь, конечно, приблизительность недопустима. И если я говорю по-английски, а ребенок – только по-французски, то о болезни мы обязательно разговариваем с переводчиком. Так, кстати, было во время поездки на Гаити, где местное население говорит на креольском диалекте. Но у нас, по счастью, находились добровольные помощники из числа бывших студентов, учившихся в СССР, и они бесплатно работали переводчиками.

На вопрос о том, что она считает самым сложным в работе, Нелли Александровна, почти не раздумывая, сказала – многочасовые, порой до 20 часов, перелеты в зону ЧС. Исходя из задач спасательной операции, когда необходима масса спецоборудования, врачам приходится  летать  грузовыми самолетами, где комфорт, мягко говоря, минимален. А ведь после приземления в районе бедствия, госпиталь должен быть готов принять первых пациентов в течение 50 минут. А уже через 3  часа  возможно проведение  сложных хирургических операций.

- Вы  часто бываете в командировках. Как к  этому относятся в семье?

 - Знаете, моему сыну 18, и я поняла, что он повзрослел, когда  после Гаити он выбежал меня встречать на улицу. Было видно, что сын действительно скучал и волновался за меня.

 Словно в противовес жестким условиям работы, Нелли Александровна остается очень женственной, излучающей доброту и благожелательность. И как настоящая женщина, лучшим подарком она всегда считала цветы. По опыту знает – если они долго не вянут – значит, подарены с душой. И когда букеты, которые коллеги – мужчины дарят после возвращение с ЧС, радуют много дней, Долгина понимает – ее труд действительно оценили и это искренняя благодарность.

Но после возвращения с Гаити ее, как и других женщин-медиков, поблагодарили не только цветами. Нелли Александровна Долгина получила почетную награду - медаль «За отличие в ликвидации последствий ЧС».

 

 

 

Оцените материал: 1 2 3 4 5
Поделиться: TW VK FB OK

Внимание! Данный комментарий не является официальным обращением заявителя!

ФИО*
Номер телефона*
E-mail*
Комментарий*
Введите символы с картинки*
Ваш e-mail*
Тема сообщения*
Ваше сообщение*
Введите символы с картинки*
top