Курбан Курбанов

Курбан Курбанов
Начальник горного поисково-спасательно подразделения отряда Центроспас

Блиц-опрос

1.    Какую спасательную операцию, в которой Вам довелось участвовать, Вы считаете самой необычной?

– Операцию в Антарктиде в 2009 году, когда мы извлекали тело погибшего из трещины глубиной около 30 метров.

2.    Сколько лет Вы работаете в МЧС?

- Больше 15-ти.

3. Спустя столько лет не потеряла ли для Вас эта работа свою притягательность?

- Если бы я не любил бы ее, то не стал бы ей заниматься. Нельзя тратить жизнь на дело, которое не доставляет тебе удовольствие и ощущение, что ты востребован.

 

Курбан Магомедович Курбанов производит впечатление очень спокойного и уравновешенного человека. Хотя сам ,смеясь, признается, что характер у него довольно взрывной. Но то, что можно позволить себе в компании друзей, совершенно недопустимо, по его словам, где-то на ЧС, когда вокруг люди, находящиеся в шоке, в слезах. Тогда спасателю нельзя проявлять ни резкость, ни бестактность, ни раздражение. Вот и накладывает опыт отпечаток на характер: как говорит Курбан, старейшие сотрудники МЧС все немного психологи.

Как и многих спасателей, в МЧС Курбанова привел альпинизм. На заводе, где Курбан  работал слесарем, существовали, как было популярно в советские времена, различные спортивные секции, в том числе по альпинизму и скалолазанию. И вся молодежь в свободное время с увлечением изучала горную науку.  Любимым видом летнего отдыха были альпинистские лагеря, где ребята стремились добиться все более высоких спортивных  разрядов и покорить все более высокие вершины. С энтузиазмом ходил в горы и Курбанов. Вскоре увлечение переросло в желание посвятить этому делу жизнь,  и Курбан поступил в учебно-методический центр «Эльбрус», чтобы получить квалификацию инструктора по альпинизму.  И вот для него настало удивительное время – он на правах профессионала стал заниматься делом, которое  по-настоящему любил: Курбанов стал водить альпинистские группы по самым разным маршрутам Грузии и  Приэльбрусья.

Все закончилось едва ли не в одночасье. В начале 90-х, вместе с развалом всей советской системы, рухнула и развитая структура альплагерей. Опытные альпинисты остались без работы. Но тут возникло новое, казалось бы, непредвиденное обстоятельство. В 1991 году был образован Государственный комитет по делам гражданской обороны и чрезвычайным ситуациям, а в 1994 году комитет был преобразован в МЧС. В новой системе по оказанию помощи населению опытные альпинисты оказались по-настоящему востребованы.

- Курбан Магомедович, насколько сложно было перейти из альпинистов в спасатели?

- Да можно сказать, что все первые спасатели в той или иной мере владели навыками альпинизма и скалолазания. Например, легендарный Андрей Рожков, один из создателей поисково-спасательной службы отряда Центроспас – первого спецподразделения МЧС.

Но удивляться здесь нечему. В советское время при каждом высокогорном лагере должна была находиться спасательная группа. В каждом районе был начальник спасательной службы, которая, существуя на общественных началах, и выполняла, по сути, функции МЧС.

Так что спасателем я стал задолго до создания официальной профильной структуры. Еще в 80-е годы я участвовал в поисках пропавших туристов, мы спускали людей с ледников, поэтому то, что я оказался в рядах МЧС, было вполне закономерно.

- Как многие альпинисты, наверное, любите петь песни под гитару?

 - Да нет, на гитаре я играть не умею и песни, к сожалению, не пою (смеется). Но я  всегда готов поехать в горы – хоть работать, хоть отдыхать. Да, мечтаю бывать там чаще с семьей, расслабляться, но обычно этого не получается. Либо я участвую в тренировочных сборах, либо в спасательных операциях.

 - Разве не тяжело так много находиться в горах? Ведь это очень сложные условия для выживания?

- Горы не могут надоесть. Тем более, что знакомишься там не только с природой, но и с людьми, появляются новые друзья. К тому же это необычайная красота – родники, особые цветы, чистейший воздух…К этому никогда нельзя привыкнуть и воспринимать обыденно.

Кого-то тянет на море, а меня – в горы.. Один раз попав в эту среду, человек остается там навсегда. К тому же в горах, вы знаете, происходит естественный отбор. Там особый сорт людей – умные, достойные, волевые. Какие-то криминальные или хулиганские элементы там просто не задерживаются.

Ну а наука выживания в горах – это не только сложно, но и очень инетресно. К примеру, речка, которую утром ты перешел по щиколотку, к вечеру станет полноводной и бурной рекой, в одиночку переходить которую просто опасно.

- А детям Вы сумели привить любить любовь к горам?

- Ну, у детей сейчас досуг строиться совсем по-другому. Нет той яркой, наполненной мероприятиями студенческой жизни, какая была у нас. Все заменил интернет. Впрочем, сейчас нет и альпинистских лагерей, в горы ходят отдельные, зачастую, плохо подготовленные группы.

- Кажется, именно с такими неподготовленными туристами и имеет чаще всего дело МЧС?

 - Да, к сожалению. Вот раньше были контрольно-спасательные службы, и ее члены имели особые права, позволявшие проверять уровень подготовленности любой туристической группы, которую он встречал в горах. Человек, имевший жетон спасателя, мог даже запретить группе дальнейшее восхождение. И его беспрекословно слушались.

У инструктора по альпинизму Курбана Курбанова таких случаев было немало. Однажды, заставив горе-туристов  показать свои рюкзаки, он не обнаружил в них даже палатки! Так называемые альпинисты совершенно не продумали, как будут себя вести в случае дождя или резкого похолодания.

Курбанов без малейших сомнений заставил туристов отменить поход. И они подчинились. Сегодня, как сетует опытный  инструктор, к сожалению, все не так. Люди идут в горы почти наобум, и только когда случается беда, вспоминают о спасателях и правилах безопасности.

«Раньше было много энтузиазма» , продолжает разговор Курбан Магомедович. «Сейчас же все переводиться в деньги. Сегодня среди молодых спасателей много тех, кто работает только за деньги. Т.е. это – основной мотиватор. А вот старейшие сотрудники не уйдут с этой работы, даже если вдруг останутся без зарплаты. Найдут способ заработать где-то еще, но дело спасения людей не оставят. И это – показатель».

 - Как Вы считаете, молодежь много потеряла из-за того,  что разрушена старая система физической и моральной подготовки?

 - Я называю их сейчас «асфальтными детьми». Потому что если их оставить на природе, далеко от цивилизации, они не смогут выжить. Совершенно пропали навыки общения с естественной средой, они не знают элементарных правил поведения в горах, в степи, в лесу: как построить шалаш, как зарыться в снегу, как найти пропитании. Из-за этого, как показывает наша работа, часто происходят чрезвычайные ситуации.

- Какой фактор в горах Вы считаете наиболее опасным?

- Ну, случаев в моей практике было очень много, и я знаю, что очень редко люди выживают, попадая в снежные лавины. Вот и один из моих друзей, спасатель Константин Дора, погиб в лавине. Так что могу сказать, что это тот самый опасный фактор.

- Что в вашей работе приносит Вам удовольствие?

 - Когда что-то удается сделать, кого-то спасти путем преодоления трудностей, или какого-то внутреннего страха, сделать через «не хочу» или «не могу» - это дает ощущение огромной радости. Когда благодаря каким-то  усилиям люди, попавшие в беду, остаются жить.

Оцените материал: 1 2 3 4 5
Поделиться: TW VK FB OK

Внимание! Данный комментарий не является официальным обращением заявителя!

ФИО*
Номер телефона*
E-mail*
Комментарий*
Введите текст с картинки*
Ваш e-mail*
Тема сообщения*
Ваше сообщение*
Введите текст с картинки*
top