Вадим Гатилов

Вадим Гатилов
Начальник водолазного поисково-спасательного подразделения отряда Центроспас

Блиц-опрос

 

1. Как в нескольких словах можете описать свой характер?

- Символ моего знака зодиака – рыбы, одна плывет в одну сторону, вторая – в другую. Ну и сами можете судить, какой у меня характер – противоречивый.

2.Кем хотели быть в детстве?

- В раннем детстве хотел стать ученым. Чуть позже – художником, т.к. очень нравилось рисовать. Ну а классу к 6-му я уже определился, что хочу быть – моряком.

3. Что повлияло на такой выбор?

- Наверное, книжек начитался, т.к. в семье никто с морем связан не был и сам я его до 18 лет не видел.

- Пожалели ли Вы когда-нибудь, что выбрали профессию водолаза?

- Нет, ни разу.

 

О хитросплетениях судьбы Вадима Гатилова можно, наверное, написать роман. Впрочем, возможно, он сам когда-нибудь займется этим на досуге, т.к. и речь, и опыт у начальника водолазного поисково-спасательного подразделения Центроспаса, безусловно, богатые. Полуторачасовой разговор с ним пролетел как одна минута. Но подкупает в нем не только интересная судьба, которая, словно в песне, кидала его «по морям, по волнам». Уважение вызывает бесконечная преданность Гатилова своей профессии. Чувствуется, что и во время службы на флоте, и за годы работы в МЧС он не просто исполнял свой долг, а занимался любимым делом.

Пожалуй, в 70-е годы – времена расцвета военной мощи СССР – мало кто из мальчишек не мечтал стать летчиком или моряком. Желание водить огромные корабли или поднимать в небо боевые самолеты, было навеяно не только романтикой, но и, конечно же, гордостью за свою страну.

Настоящим капитаном мечтал стать и Вадим Гатилов. Впрочем, вскоре он понял, что плавать ему больше хочется не на поверхности, а в самой глубине. «Как настоящей рыбе», - вспоминает он полушутя о своем гороскопе. Так и возникла у него мысль стать водолазом. Но от идеи до воплощения, как известно, отнюдь не один шаг. Однако Вадим, в отличие от многих, не просто мечтал. С детских лет он приучил себя ставить и добиваться целей, преодолевая и собственное «не могу», и любые неблагоприятные обстоятельства.

- Вадим, какие качества Вам пришлось в себе преодолеть, чтобы стать водолазом?

- Когда первый раз опустился под воду – мне было тогда 17 лет, и я ходил в водолазную школу ДОСААФ - страха перед бездной не было, как и страха воды вообще. А вот чувство опасности при встрече с неизвестным, даже такая, скажем, детская боязнь темноты была. И я начал специально ходить ночью без фонарика, воспитывая себя. В результате не только переборол страх, но еще и добился отличного зрения. На любой медкомиссии врачи всегда потом это отмечали.

К слову, одна из таких комиссий состоялась совсем недавно, и окулист пошутила, что Гатилов в свои 45 легко мог бы быть снайпером. На что он вполне серьезно ответил, что он им и был, но сегодня у него вполне мирная профессия – спасатель.

За время военной службы Вадим Гатилов действительно много где побывал и многому научился. Даже преподавал водолазное дело бойцам спецназа. Но это -  отдельная история. А вот служба на военном крейсере и позже, на спасательной подводной лодке были напрямую связаны с его целями и мечтами

- Вадим, как Вам удалось попасть в армии именно туда, куда хотели? Ведь обычно у призывников выбора не бывает

-  Я почти всегда достигал целей, которые перед собой ставил. Я знал, что водолазная школа есть только в Севастополе, значит, туда мне и надо попасть.  Но всю группу призывников отправляли на Тихоокеанский флот, и тогда я  решил напрямую поговорить с командиром группы. Так и сказал, что очень хочу быть водолазом, отправьте меня Черное море... Ну, видимо, моя внутренняя убежденность и помогла изменить ситуацию в нужную сторону. К тому же командиры не могли не оценить то самое стремление добровольца, которое заставляет ему уступать.

Позже, когда Гатилов сам стал командиром, он четко понял для себя, что никого и никогда не будет заставлять выполнять работу, если к ней не лежит душа. Он убежден, что в водолазном деле как нигде без любви к профессии не обойтись. Впрочем, она и сама «вытолкнет» тех, кто попал туда случайно. Ведь в этой профессии совершенно очевиден и риск, и опасность для здоровья.

Смеясь, Вадим Гатилов вспоминает, как в первом же учебнике по водолазной медицине, в предисловии было сказано, что спуски под воду полезны для здоровья, т.к. водолаз дышит сжатым кислородом.

Но опытные специалист отлично знает, что это, мягко говоря, натяжка. И если о кессоновой болезни известно давно и широко, то есть еще целый ряд факторов, которые можно отнести к числу вредных для здоровья человека.

Гатилов уверен: большинство нынешних дайверов и не догадываются о том, какими могут быть отдаленные последствия их увлечения. Опасным может оказаться даже единичный спуск под воду.

- А какие плюсы Вы видели  в этой профессии?

- Ну, во-первых, я любил воду, во-вторых – меня привлекал фактор преодоления, а в третьих – стремление стать настоящим мужчиной. Ну и конечно, в детстве для мальчишки совершенно неотразимой казалась морская форма!

Вот есть известный моноспектакль Евгения Гришковца  «Как я съел собаку». Так он очень похоже описывает ощущения новобранца, попавшего на флот.  Единственная разница – герой Гришковца ехал на службу в состоянии страха, и знаменитый остров Русский для него казался чуть ли не ссылкой. А я хорошо помню, что начинал службу в армии с ощущением огромного счастья и гордости. С удовольствием ощущал, что оторвался, наконец, от маминой юбки и начинаю самостоятельную жизнь. В поезде не было никого счастливее меня.

Полное название учебного заведения, куда направили новобранцев, звучало как «39-я военно-морская аварийно-спасательная школа». И можно назвать почти чудом, что после нее Гатилов попал на корабль, о котором мечтал с детства.

«У меня в детстве была такая книжка с картинками боевых кораблей, и один из них, который мне очень нравился, звался крейсер «Москва». И вот в армии, после учебного отряда, когда меня спросили, где хотел бы служить, я ,конечно, сказал – на «Москве». И меня действительно туда направили. Только не сказали, что стоит на ремонте (смеется). И там у меня было первое серьезное испытание не только потому, что я рвался в море, а пришлось выполнять рутинную работу на суше, но и потому, что я впервые столкнулся с неуставными отношениями, и это было действительно тяжело и не отвечало моим представлениям о воинской службе».

- А когда вы поняли, что Ваши  знания действительно нужны и Вы на своем месте?

- После некоторых перипетий с учебой, я попал  на Север, где исполнилась еще одна моя мечты – служить на спасательной подводной лодке.

Это были две уникальные подлодки в составе нашего Военно-морского флота. «Ленок» - под таким кодовым словом создавались эти проекты. Это было в рамках давней традиции, существовавшей еще с царских времен, когда проекты кораблей обозначали названиями рыб или морских животных.

На нашем аварийно-спасательном подразделении акванавтов лежала задача обслуживания глубоководного водолазного комплекса, то, что на корабле называется «заведование». Т.е. это то, за что отвечает группа – какая-то часть, комплекс технических средств. И там мы совершали довольно много спусков, и мне наконец-то довелось поработать на большой глубине.

Однажды Вадиму Гатилову пришлось участвовать в работах по устранению последствий аварии на реакторе одной из боевых подводных лодок. Для того, чтобы войти в отсек реактора требовались добровольцы, т.к. было понятно, что работа там повлечет за собой получение немалой дозы облучения. В числе вызвавшихся был и Гатилов. Особо защищенного снаряжения не было. Он вспоминает, что для выведения радионуклеидов им пришлось пить йод, что было очень неприятно. Ну и еще зеленый чай с лимоном. Пожалуй, с той поры он и полюбил этот напиток.

- Вы часто бывали в числе добровольцев в опасных мероприятиях. Почему? Это какой-то романтизм или бравада?

- Да, наверное, романтизм неистребим. Правда, со временем он немного покрывается налетом цинизма. Все-таки в жизни бывало слишком много различных ситуаций, разрушающих юношеские мечты и представления.

Когда меня спрашивают: «Счастлив ли ты?», я говорю, что, в общем, у меня есть почти все, что нужно для счастья обычному человеку. Но, к сожалению, у меня, как и у многих, отняли гордость за страну. Потому что я видел такую мощь, которую теперь вряд ли можно вернуть, но которая, я уверен, России нужна, и была, в свое время, достигнута ценой огромного труда большого количества людей.

Вот и мой потенциал, мои знания на флоте можно было бы использовать гораздо эффективнее в рамках той системы, которая была. Когда настали «новые времена» я понял, что больше не смогу быть востребован. И тут обстоятельства привели меня в МЧС. Хотя военную стезю мне было оставить действительно  нелегко.

Случайно встретившись с давним знакомым  - Вадимом Серегиным, в то время начальником отряда Центроспас, Гатилов получил предложение стать водолазом МЧС, где его знания могли действительно пригодится. Так в 2007 году опытный акванавт Вадим Гатилов оказался в рядах спасателей. Свою задачу он видел в поднятии престижа водолазного дела в рамках МЧС, причем, а отличие от военных операций, абсолютно без потерь.

- Что вам удалось за 5 лет изменить в себе, в работе подразделения?

- Я почувствовал, что внутренне освободился от жестких рамок, заданных военным уставом, которые зачастую мешают какому-то прогрессу и движению вперед. В МЧС мне нравится то, что существует вариативность решения задач. Появилась возможность проявить личную инициативу, предложить свой способ решения проблемы. Т.е. для самореализации здесь гораздо больше возможностей.

 А что мне удалось сделать для отряда? Я считаю, главный мой успех, что я в ком-то из спасателей смог развить и поддержать интерес к водолазному делу. А ведь могу я действовать в этом деле только убеждением и личным примером, т.к. быть водолазом для спасателя не обязательно.

Но за время работы в отряде я понял, что для спасателя самое тяжелое испытание – это бездействие и ожидание. Здесь, пожалуй, моряки имеют фору, т.к. они чаще сталкиваются с необходимостью ждать. Например, во время службы на подводной лодке.

Так что то, что я помогаю расширить возможности спасателей своими занятиями по водолазному делу – это не только нужно им профессионально, но и, надеюсь, интересно.

 - На долю спасателей – водолазов почти всегда выпадают очень тяжелые обязанности – стоит только вспомнить катастрофу с теплоходом «Булгария». Как справляетесь с такой нагрузкой  Вы и ваши коллеги?

- Да, конечно, служба вырабатывает определенную жесткость, сказывается и многолетний опыт водолазных работ, но я думаю, что есть вещи, привыкнув к которым человек перестает быть человеком. Так что водолазы так же тяжело переживают все эти трагедии, и это требует потом определенной релаксации.

В ходе обучения я всегда говорю ребятам – если вы не хотите этим заниматься, то лучше не надо. Эта профессия любит преданных людей. 

- А какой праздник Вы считаете профессиональным, и какие тосты в этот день говорите?

- Ну, жена уже перестала удивляться тому количеству праздников, которые я считаю своими. Начинается все 19 марта – День подводника. Меньше заметен 23 февраля – всех же в этот день поздравляют. А потом – 5 мая, день водолаза и т.д. А желаем всегда одинаково: чтоб количество погружений равнялось количеству всплытий!

 А лично себе Вадим Гитилов желает всегда еще и  терпения. Говорит, что в водолазном деле его никогда не бывает слишком много!

Оцените материал: 1 2 3 4 5
Поделиться: TW VK FB OK

Внимание! Данный комментарий не является официальным обращением заявителя!

ФИО*
Номер телефона*
E-mail*
Комментарий*
Введите символы с картинки*
Ваш e-mail*
Тема сообщения*
Ваше сообщение*
Введите символы с картинки*
top