Алибаг Куннуев

Алибаг Куннуев
начальник группы отдела горно-спасательных работ 294 Центра «Лидер»

начальник группы отдела горно-спасательных работ 294 Центра «Лидер»

Житель подмосковного Дзержинского, Алибаг Куннуев пошел служить в армию вполне осознанно, о чем прямо и заявил по приходе в военкомат. И вдруг его направляют …в МЧС! Но разве там настоящая служба? - задавался вопросом Али.  Ответ нашелся довольно быстро, и по-настоящему его впечатлил. За 2 года, проведенных в 294 Центре по проведению спасательных операций особого риска «Лидер» Куннуев убедился – здесь решают такие задачи, которые не всегда под силу даже армейским частям. Профессионализм сослуживцев вызывал огромное  уважение. Алибаг без колебаний согласился, когда ему предложили остаться в Центре на постоянную службу.

Сегодня подполковник Али Куннуев  возглавляет группу в отделе горно-спасательных работ Управления первоочередных аварийно-спасательных работ в зонах ЧС  Центра «Лидер». О своем деле он говорит увлеченно, чувствуется, что для него это – не просто долг или обязанность.

- Алибаг, скажите, когда Вы пришли в МЧС, насколько Вам была близка сама идея спасения и помощи людям? Что первично для Вас – профессионализм, гуманизм или, может, статус?

- Вы знаете, в МЧС люди работают уж точно не из-за выгоды: зарплаты у нас далеки от гигантских (смеется).Но разве в жизни все измеряется деньгами?  Когда ты любишь дело, которым занимаешься, когда ты можешь в его рамках постоянно расти, когда понимаешь, что действительно можешь помочь в ситуациях, где другие бессильны – это огромный стимул.

Вот бывают случаи, когда мы выезжаем на вскрытие дверей. А там –  ребенок заблокирован оказался. И вот я спускаюсь сверху в окно, нахожу ребенка, открываю квартиру – и когда вижу счастливые глаза родителей, это очень вдохновляет!

- То, что «Лидер» расположен рядом с Москвой, влияет на вектор Вашей работы? Навыки промальпиниста больше востребованы, чем  горноспасателя?

- Я скажу так: в нашей практике бывает столько различных ситуаций, что необходимы самые разные знания и навыки. Например, когда мы выезжаем на сборы в Кабардино-Балкарию, случается, что в это же время туда прибываем масса туристов-лыжников, спортсменов. И как-то раз девушка-сноубордистка получила серьезную травму - сломала ногу, и мы ее спускали со склона с помощью специальных приспособлений.

Но вообще «Лидер» - это военизированное подразделение, и нам приходится решать особые задачи, часто отличные от тех, что решают наши гражданские коллеги .Хотя мне бы хотелось, чтобы мою группу чаще использовали по профилю горноспасателей, ведь именно это моя профессия. Когда, например, мы вместе с ребятами из Центроспаса работали в Индонезии на месте крушения самолета Superjet-100, я понимал, что наша квалификация здесь незаменима. И это, несмотря на тяжелые условия джунглей, придавало сил.

- Силы МЧС нередко задействованы  и в гуманитарных операциях, когда помогать приходится не десяткам, а сотням и тысячам людей.  Какая  из них оставила в душе самый сильный след?

- Да, сразу могу сказать  - это Южная Осетия. Мы прибыли туда в августе 2008 года в составе сил по оказанию гуманитарной помощи населению, перенесшему страшный удар. Основной период боевых действий к тому времени уже прошел, и мы находились непосредственно в Цхинвали. Нас разделили на группы, а зависимости от поставленных задач. Я, например, работал вместе с коллегами на пункте раздачи питания, где была развернута полевая кухня, люди могли получить воду, еду, медикаменты. Вторая группа занималась разминированием – про это даже снимали фильм. А третья группа работала над воссозданием инфраструктуры города, т.к. была поставлена задача: подготовить детские учреждения – школы и садики – к началу учебного года. Кстати, тогда именно в «Лидере» находился пункт приема гуманитарных грузов со всей России, откуда их доставляли в Осетию. Вспоминая то время, перед глазами вижу такую картину: въезжаем в город и кругом – горящие дома, так что непонятно, закончилась война или нет. Впечатление от Цхинвали было очень удручающее. К слову, кое-где еще слышалась и стрельба, а вскоре – когда мы уже поставили лагерь – раздался мощный взрыв на складе боеприпасов, так что разлетевшимися на сотни метров осколками нам даже пробило палатку. По счастью, никто от этих осколков никто не пострадал. Ну а  потом прошло 3-4 дня, мы освоились, стало предельно ясно, какова наша главная задача в этой ситуации.

Помню, как мы с нашей походной кухней въезжем в какой-нибудь двор, и к нам со всех сторон стекаются люди, которые несколько дней были лишены горячей пищи и даже воды. А были и такие, кто уже не мог самостоятельно передвигаться от истощения, или, например, инвалиды, которым мы разносили еду прямо по домам.

Когда наша оперативная группа убывала из Южной Осетии, нормальная жизнь там была уже практически восстановлена: важно, что наладили водоснабжение (с которым были серьезные проблемы), основные социальные объекты – школы, больницы – были восстановлены и готовы к открытию. Основные силы МЧС покинули республику в сентябре того же года, я считаю, выполнив ключевые задачи. Мы подготовили все для того, чтобы  в места, где побывала война, стали возвращаться беженцы, укрывшиеся в Северной Осетии. Теперь они могли сами продолжить восстановление своих сел и городов.

Может, мои навыки как горноспасателя и не пригодились в той ситуации, но я очень хорошо ощущал, насколько я и мои коллеги были нужны, и что мы реально оказали людям жизненно важную помощь.

Оцените материал: 1 2 3 4 5
Поделиться: TW VK FB OK

Внимание! Данный комментарий не является официальным обращением заявителя!

ФИО*
Номер телефона*
E-mail*
Комментарий*
Введите символы с картинки*
Ваш e-mail*
Тема сообщения*
Ваше сообщение*
Введите символы с картинки*
top