Андрей Туманов

Андрей Туманов
Спасатель 1-го класса

Спасатель 1-го класса

Про этого человека так и хочется сказать «неформат». Очень уж необычно смотрится в рядах спасателей человек, которого, казалось, судьба предназначала  совсем для другого. Его явно ждала удачная актерская карьера, ведь Андрей Туманов родился в семье знаменитых артистов Московского театра оперетты. С детства его окружали представители столичной богемы. Даже крестной Андрея является народная артистка СССР Татьяна Шмыга. Но, окончив вместе с общеобразовательной и музыкальную школу, он решительно отказался идти по стопам родителей и направился …в армию. Старшие Тумановы не возражали. Они всегда придерживались демократичного воспитания и доверяли сыну. Пусть он сам разберется, чем ему интересно заниматься в жизни. Так и получилось, что однажды пути привели его в «чрезвычайное» министерство.

Андрею Туманову  - 37 лет. Сегодня он, ничуть не смущаясь, говорит, что в армию пошел «на слабо». Смеется, что вообще многое в жизни делал, исходя из этого принципа. «Не слабо» ему оказалось многое – и послужить в ракетных войсках стратегического назначения, и с головой увлечься авто- и мотокроссом, и окунуться в профессию каскадера. А еще он с детства хотел быть космонавтом, летчиком или пожарным. В общем, с таким замесом характера  актерской  профессии Туманову было «маловато». Хотя в школьные годы он все-таки снимался в кино: сначала в «Ералаше», а позднее неоднократно участвовал в съемках фильмов как каскадер. Даже в голливудском триллере «засветился» - играл вместе с самим Патриком Суэйзи.  По этому поводу он смеется: «покорного судьба ведет, а непокорного – тащит». Это о том, что от актерских корней все равно совсем уйти не удалось.

- Андрей, вы столько лет работаете в МЧС. А тяга к искусству все ещё осталась?

- Сейчас я состою в российской Ассоциации каскадеров, снимался, и конечно, актерство иногда «накрывает». Поскольку в юности занимался мотокроссом, я делаю много авто-  и мототрюков в кино. Занимаюсь и трофи-рейдами: спортивными автомобильными гонками. Кстати, выступить  в фильмах в качестве каскадера предлагают часто: сегодня много актеров-астеников, и дублеры нужны соответствующие. А большинство каскадеров – крепкие, невысокие ребята. Поэтому я  - «нарасхват» (смеется). Однажды мне пришлось даже дублировать известного актера Р.Адомайтиса в фильме «Третье небо». Интересно, что главный художник этого фильма когда-то работал с А.Тарковским на «Сталкере».

 - Какое же место в вашей судьбе занимает работа спасателем?

- Профессию спасателя я считаю своим призванием. В ней я с октября 1996 года, и хотя пару раз я пытался уйти из нее, все равно возвращался. Хотя, знаете, попал в нее почти случайно (если случайности вообще бывают!). Друг нашей семьи – Ной Иванович Авалиани, в то время, балетмейстер Большого театра, зная мой характер, однажды рассказал  о новой, только недавно образовавшейся структуре – МЧС. И добавил: «Там все такие же сумасшедшие, как ты, иди, тебе понравится». И я, уже после армии, пришел к Вадиму Серегину (он тогда занимался организацией  Московской спасательной службы) и говорю: хочу к вам в службу. Он спрашивает: какие есть навыки для того, чтобы работать спасателем? А я учился еще во время школы на подготовительном факультете МГУ, на геофаке, поэтому занимался и спелеологией, и немного альпинизмом, да и в палатках жить приходилось, т.е. отнюдь не городской «гламурный мальчик». И меня взяли. Было нас 18 человек, и мы начали работать по Москве. Ездили в управление ГАИ, к оперативным дежурным по городу, раздавали свои визитки, объясняли, кто мы и что можем. И вот -  пошли вызовы. По 5-7 в день! И мы с Серегиным ездили в Министерство, делали там еженедельный отчет. Через год нас решили присоединить к ведущему отряду МЧС - Центроспасу. Мы стали его московским подразделением. Вскоре нам пришлось поработать вместе с коллегами на крупных ЧС в Москве – теракты на Гурьянова, на Каширке и др. Тогда я очень четко почувствовал, что выбрал достойное дело.

- И все-таки однажды Вы решили открыть для себя новую страницу….

- Да, наверное, это было нечто вроде эмоционального выгорания. Слишком много нервов и сил было потрачено за 12 лет работы. В 2008 году что-то меня толкнуло сделать новый  «крутой поворот». Я забрал трудовую книжку из Центроспаса и решил пойти в бизнес. Даже стал директором одного из московских мотосалонов. Впрочем, ненадолго. Прошло всего полгода, и я решил вернуться. Как говорят, в жизни иногда необходимы паузы, чтобы точно понять, что тебе нужно. Так я и сделал выбор. Попал в подразделение к одному из самых опытных спасателей – Павлу Старицкому, и до сегодняшнего дня ни разу об этом не пожалел.

- Что больше всего Вас привлекает в работе?

 - Знаете, мне всегда странно слышать вопрос: нравится ли тебе твоя работа? А как она может не нравится, когда в наше время, когда, казалось бы, мир стал жестче и все крутится вокруг денег, люди каждый раз за твою работу искренне говорят спасибо. Это действительно не имеет цены!

А ещё меня очень привлекает то, что в нашей профессии можно бесконечно развиваться. Сколько бы знаний и умений у тебя ни было, новое все равно найдется. И главное, все это обязательно пригодится на ЧС.  Вот, например, у меня 14 специальностей, которые востребованы в нашей работе. И сейчас я получаю новую – пилот гражданской авиации общего назначения. В этом году был даже на Чемпионате Европы по планерному спорту.

- Наверное, тяга к небу заставляет и с парашютом прыгать?

- Конечно! В отряде я состою в парашютно-десантной группе. Причем начало моей десантной карьеры было тоже необычным. В свободное время я начал осваивать десантирование не постепенно, а сразу с экстремальных прыжков. Это, так называемый бэйс джампинг – парашютные прыжки со статических объектов высотой до 100 метров. Так вот у меня их было сразу 8. Самые опытные парашютисты Центроспаса – Александр Шорохов, Виталий Якунин и др. -  сначала даже и не хотели брать меня в группу – думали, что я просто «безбашенный». А в нашей работе не приветствуется неоправданный риск. Но, в общем, все встало потом на свои места. Потому что вся моя любовь к экстриму заканчивается ровно перед дверью Центроспаса. На работе я совершенно уравновешенный, нормальный спасатель. Вообще я считаю, что любой героизм начинается там, где заканчивается профессионализм. А он требует спокойствия, «холодной» головы и знаний.

- Какой случай из вашей профессиональной практики вспоминается особо?

 - Пожалуй, тушение пожара на Останкинской телебашне в августе 2000 года. И еще однажды в Москве – это было лет 10-12 назад – был вызов, когда какая-то религиозная фанатичка угрожала выброситься из окна вместе с ребенком. С 12 этажа. И вот мне пришлось с 16 этажа спускаться по веревке, прыгать с размаху в окно, и держать эту женщину, пока в квартиру не смогла проникнуть милиция и наша группа. Главное, что тогда спасли ребенка. Но впечатления у меня были, конечно, незабываемые. И сразу все навыки пригодились – и альпиниста, и каскадера. Так что лишних знаний у спасателя  действительно не бывает!

 

Беседовала Екатерина Бобровская

Оцените материал: 1 2 3 4 5
Поделиться: TW VK FB OK

Внимание! Данный комментарий не является официальным обращением заявителя!

ФИО*
Номер телефона*
E-mail*
Комментарий*
Введите символы с картинки*
Ваш e-mail*
Тема сообщения*
Ваше сообщение*
Введите символы с картинки*
top