Светлана Дергунова

Светлана Дергунова
Начальник пресс-службы ГУ МЧС по Костромской области

Рапорты, форма, субординация. Жить «по уставу» сегодня способен не каждый мужчина. Начальник пресс-службы ГУ МЧС по Костромской области Светлана ДЕРГУНОВА уверена, что женщина в мужском коллективе не только украшение. 

Светлана, как получилось, что хрупкая и красивая женщина оказалась в такой «не женской» структуре, как МЧС?

Волею судьбы. Я вообще служила в пограничных войсках, об этом, наверное, мало кто знает. После учебы вместе с мужем отправилась по его распределению на Дальний Восток, в распоряжение командующего Дальневосточным военным округом, с последующим направлением на китайскую границу. Я в это время находилась в декретном отпуске. Потом химические войска, в которых служил муж, расформировали и на их месте создали погранотряд прикрытия границы – в то время особо секретный объект недалеко от Китая. Вот там я впервые и надела на себя погоны. Чем занималась там, конечно, говорить не буду - это до сих пор государственная тайна. А через восемь лет мы приняли решение вернуться в Кострому.

И опять взор пал на силовые ведомства?

Да. Мы с мужем хотели продолжать служить. Все предельно понятно: выполняешь приказ руководства, а руководство за тебя думает. /Смеется./ Сегодня мне нравится то, чем я занимаюсь. Я на 100% уверена, что подразделение, которым я руковожу, делает большое дело. Мы не только предупреждаем о возможных чрезвычайных ситуациях, но и учим, как их избежать. Конечно, от нас зависит далеко не все, ведь жизнь и безопасность людей прежде всего зависит от них самих. Недаром принято считать, что человеческий фактор – это причина практически всех происшествий. А наше дело – предупредить человека, что не надо себя вести халатно, небрежно относиться к своей жизни, к жизни своих близких, что нужно соблюдать элементарные правила безопасности. И дело это благое, на мой взгляд. По сути, я являюсь «лицом» нашего ведомства и ни в едином слове не могу его подвести.

Вот тут возникает некий диссонанс: «лицо организации» женское, а сама организация более чем мужская.

У нас в системе МЧС вообще нет женщин и мужчин. Это «фишка» нашего ведомства - все считаются «сотрудниками». Т.е. официально здесь я и не женщина вроде. /Смеется./ У нас нет такого, что дамы работают меньше или реже дежурят. Мне иногда хочется сказать, извините, у меня еще семья, ребенка из школы пораньше забрать надо, но я понимаю, что для МЧС это не аргумент. Но я все равно уверена, что легче работать в мужском коллективе.  Сейчас из 1567 человек, работающих в системе МЧС Костромской области, женщин лишь около 20% - так что это явно мужской коллектив. И мне в нем комфортно.

Эти слова о равноправии на рабочих местах, уверен, просто услада для феминистических организаций. Но ведь на деле нагрузки в ведомстве, призванном спасать людей из экстренных ситуаций, колоссальны.

Да. И главная сложность – это полная непредсказуемость следующего часа. Невозможно даже распланировать день. Вот сейчас я даю интервью, и может раздаться звонок, и мне по долгу службы надо будет выехать на происшествие. Или объявят внеплановое заседание: в области что-то случиться и мы экстренно собираемся. Или работа штаба по ликвидации чрезвычайных ситуаций. Каждый сезон происходит то, что требует экстренного вмешательства оперативных служб. Зимой нас снегом заваливает, летом - лесные пожары бушуют, осенью – ветер-ураган, весной – наводнения. А в пресс-службе всего двое сотрудников, и обе должны быть в центре всех чрезвычайных происшествий, которые происходят в области.

И наверняка как в кино по сигналу тревоги выдвигаетесь на место происшествия?

Без кинематографической картинности, конечно, но, по сути, верно, для нас важно оказаться оперативно на месте событий. Мы всегда выезжаем на все крупные происшествия и на чрезвычайные ситуации в городе и районах области. Радует, что в Костроме идет снижение количества происшествий. Но каждое из них – настоящее испытание. Наша работа - опасна. Судите сами: в прошлом году под Буем было крушение товарного поезда, перевозившего горючие материалы. И вот представьте, я стою в двух метрах от аварийной цистерны, которая от малейшей искры может взорваться, и все находящиеся рядом люди могут погибнуть. Я это прекрасно понимаю, но не снять работу людей, которые ликвидируют последствия ЧС, я тоже не могу - ведь большинство СМИ ждут этого видеоматериала от меня. И я, конечно, осознаю, что рискую, но внутреннее чутье говорит, что все будет хорошо. Или, может, я себя так успокаиваю. А уж сколько обуви на пожарах испорчено – не подсчитать. /Улыбается./

Но коллеги мужчины наверняка готовы поддержать в трудной ситуации?

Сотрудники МЧС чувствуют большую ответственность за нас. Даже такие моменты бывают, когда подходит руководитель операции по тушению пожара, и говорит: «Давай мне камеру, я пойду, все сам сниму. У меня шлем, обмундирование, а ты подожди здесь». И когда при происшествии есть погибшие, для меня это чрезвычайно сложный момент, и я из-за этих переживаний иногда не могу нормально выполнить свою работу, снять видеоряд, например. И многие из моих коллег-мужчин помогают мне войти в дом, снять нужные кадры, запечатлеть последствия от пожара, чтобы зрители, которые смотрят фото и видео, поняли, что может произойти, если они не будут соблюдать элементарные правила безопасности.

Это серьезный стрессовый момент.

Да, но это точно лишний стимул для меня качественно пропагандировать правила противопожарной безопасности.

Считаете ли вы 23 февраля своим праздником?

Защитником Отечества я себя, несомненно, считаю. Я всегда служила в силовых ведомствах и сейчас вместе с коллегами-спасателями стараюсь сделать все, чтобы мы жили спокойно. Хотя в коллективе нас, женщин, не поздравляют в этот день. Как и положено в обычных организациях – 23 Февраля для мужчин, 8 Марта для женщин. Кстати, 8 марта женщинам-спасателям даже разрешают прийти на службу без формы – это единственный день в году, когда нам разрешают быть в красивых нарядах прямо с утра.

Кстати, с женской точки зрения форма удобная?

Не очень. /Смеется./ У меня есть большая мечта – ходить на работу в юбке, но это не по уставу. Наша форма предназначена для мужчин. Лекала, кройка – это все именно для мужской фигуры, женщины меня поймут. И рубашка форменная с галстуком. Женщина все же больше предназначена, чтобы вырезы носить.

А как реагируют окружающие на женщину в форме спасателя?

По-разному. Лучше со мной общаются, когда я без формы: намного доверительнее поговорят, все объяснят и меня послушают.  Но для некоторых форма – признак значимости ее обладателя, потому у костромичей нет однозначного отношения к форме. Как в принципе и однозначного отношения к человеку в форме.

Немногим удается так долго бок о бок работать с мужчинами. Спустя годы представители сильной половины человечества открылись с новой стороны?

И в армии, и в МЧС работают настоящие мужчины. Не везде есть такие люди, которые бросятся на помощь, не думая ни о чем. Даже вот недавний случай об этом говорит: пожарный кинулся в горящий дом, чтобы спасти другого человека. Вот задайте себе вопрос, бросились ли бы вы в горящий дом спасать человека? У наших сотрудников очень сильные моральные качества. В нашу структуру серьезный отбор. И в первую очередь от кандидатов требуют высоких человеческих качеств: что он не струсит, не предаст, тем более что от плеча товарища здесь зависит очень многое – жизнь человека.

Служба на семейную жизнь накладывает отпечаток?

Очень большой. Муж ругается, что меня все время нет дома. Но мне повезло, что супруг тоже был при погонах, и знает что это такое. Вернувшись в Кострому, он служил в полиции. Из за моей не предсказуемой службы, мы никогда не знаем, как будем отмечать праздники – все зависит от дежурств и экстренных вызовов. Это не говоря о том, что на все праздники я хожу с камерой и фотоаппаратом. Вот в прошлом году пришли к друзьям  отметить день рождение, посреди застолья звонок – горит дом, на соседней улице, нужно выезжать. И вот я сажусь в машину, еду, прибываю на место, а там вся моя компания (с дня рождения). Они услышали, какой адрес я назвала и прибежали на место ЧП дворами - решили меня поддержать все вместе. Они просто расстроились, что меня с этого праздника забрали. Такие ситуации нередко случаются.

Если бы была возможность вернуться в прошлое, какой бы совет вы дали сами себе?

Не поверите, я всем довольна. Разве что, я бы образование другое получила. В дипломе у меня написано гордое «Учитель музыки». Но музыкальное образование помогает мне только в гражданской жизни. Да, это здорово, что я играю на двух инструментах – фортепиано и гитаре, но сейчас этим даже заниматься некогда.

А детям советы даете?

Старшей дочери Алене уже сложно дать совет. Ей 21 год, это самостоятельный человек, живет отдельно, но она сама очень часто меня спрашивает, как лучше поступить или что лучше сделать. В этом году у нас торжественное событие  - она оканчивает университет, мы все очень переживаем и гордимся. А младший сын – ему 8 лет – радует успехами в школе. И ему советы пока жизненно необходимы. Например, кто бы научил моего ребенка правильно обращаться с микроволновой или не открывать дверь незнакомым людям, кроме меня? И, конечно, уже с 4 лет он умеет набирать телефоны «0»  и «112» и знает, что это телефоны экстренных служб. Не знаю, как защитником Отечества, а вот защитником своих детей и близких может стать каждый человек. В этом я уверена.

 

Текст: Борис Копенкин

Фото: Семен Шустов

Оцените материал: 1 2 3 4 5
Поделиться: TW VK FB OK

Внимание! Данный комментарий не является официальным обращением заявителя!

ФИО*
Номер телефона*
E-mail*
Комментарий*
Введите символы с картинки*
Ваш e-mail*
Тема сообщения*
Ваше сообщение*
Введите символы с картинки*
top