Дмитрий Вафин

Дмитрий Вафин
Спасатель 1 класса

Дима Вафин родился в Астрахани. На правом берегу Волги, в Трусовском районе города. Специально подгадал или нет — не знаю, но появился на свет 22 марта 1978 года, в день весеннего равноденствия по григорианскому календарю. В том году в Астрахани закончили реконструкцию аэропорта, пустили первый троллейбус, так что, можно считать, Димке повезло: в городе, буйные традиции которого протянулись к нам с XVII века, цивилизация взяла свое.

Кто был в Астрахани, тот легко может представить себе совершенно необъятный простор великой реки, жар летнего солнца и бесконечно голубое бездонное небо.

Строки из биографии

Нежный возраст Димки нас не особенно интересует, важно другое: уже в Москве он серьезно учится, значит, решительно рвет нити, связывающие его с арбузами, таранькой и светлыми водами древней реки Итиль. Успел повоевать в Чечне, демобилизовался с блестящими значками специалиста на гимнастерке и отличной характеристикой.

С 1998 года начал новую жизнь. То есть поступил в отряд Центроспас и стал другим человеком — спасателем. Открытый, спокойный парень, главная отличительная черта которого — доброжелательность. Он по факту всей своей биографии не мог стать плохим спасателем. Открываем личное дело: «Вафин Дмитрий Равильевич родился 22.03.1978 г., поступил на работу в отряд 10 августа 1998 г. и по настоящее время работает в должности спасателя 1-го класса. За это время прошел программу подготовки спасателя аэромобильного отряда в полном объеме. Имеет среднее специальное образование, окончил ВПТУ № 316 г. Москвы. За время работы в отряде освоил ряд специальностей: стропальщик, альпинист, парамедик, водитель категории В, С, инструктор по оказанию ПМП, боец газодымозащитной службы, стропальщик, боец-газоспасатель, оператор АСИ, парашютист, оператор процессов вулканизации, имеет группу допуска по электробезопасности, водолаз 3-го кл., промышленный альпинист».

Не будем строги к стилю официального документа. Будь я чуточку ехиднее, обязательно прибавил бы: «характер нордический, стойкий». Но, поскольку знаю точно, что Дима родился далеко от нордических широт, то от первого слова воздержусь, а второе готов подтвердить без колебаний.

По бумагам кадровиков не составить портрет человека. В бумагах присутствует некий казенный образ, двумерное изображение на плоскости: координата Х, координата Y. Не имел, не участвовал, не привлекался, под судом и следствием не находился. И еще: отличился, награжден, поощрен. Какой борщ сваришь из этого постного набора?

Главная черта характера

Мне в какой-то мере повезло. Официальные бумаги попали в мои руки уже после того, как я познакомился с Димой и потрудился с ним вместе на весьма любопытной работе. Во время этой командировки наши раскладушки стояли почти напротив друг друга в огромной армейской палатке. Димка поначалу показался мне, во-первых, желтокожим — то ли от загара, то ли от астраханской прикаспийской наследственности, во-вторых, неспешным и негромким. Вместе с ребятами из отряда в совместной командировке одновременно в две страны — Приднестровье и Молдову мы должны были демонтировать бездействующую канатную дорогу через Днестр. Об этой дороге отдельная песня. А вот о коллективе спасателей другая.

В отряде я оказался впервые, хотя знаком с Центроспасом со времен царя Гороха. Хорошей славой, видимо, я там не пользовался, поскольку три раза подряд с командой спасателей Карачаево-Черкесии вырывал из когтистых отрядовских лап первое место на Всероссийских чемпионатах спасателей. Сказалась и многолетняя привычка руководить, командовать и покрикивать. В первые дни я чувствовал некоторую напряженность в отношениях. А когда ко мне подошел один из очень уважаемых спасателей и мягко намекнул, что у них в отряде и своих начальников выше крыши и орать они умеют ничуть не хуже меня, я устыдился и контакт с обеих сторон начал устанавливаться быстро и вполне искренне. Так вот, это я написал только затем, чтобы особо отметить роль Димы для меня в первые, не совсем комфортные дни. Я уже упоминал о главной черте его характера — доброжелательности, и это для меня дорогого стоило.

Представьте себе, вы входите, например, в троллейбус. Сидят и стоят озабоченные, хмурые люди. Или наоборот, группы людей что-то весело обсуждают, смеются, блестят глазами. До тебя никому нет дела, ты тут чужой, посторонний. В лучшем случае, снизойдя к лысине, вежливо уступят место. Но троллейбус-то один, и из него на ходу не выскочить, хотя точно известно, что ехать в одном салоне придется еще целый месяц. И если вдруг в этом чуждом кругу ты натыкаешься хотя бы на один доброжелательный и спокойный взгляд, на душе теплеет и появляется надежда на то, что ты тут не сам по себе, не один.

В повседневном быту чертова прорва раздражающих мелочей: в палатке некуда пристроить зеркальце, чтобы побриться, да и темно. В столовой кривоногие скамейки норовят опрокинуться, и нужно постоянно думать, как сохранить равновесие и попасть ложкой с кашей в рот. Туалет за тридевять земель и с непересыхающей рекой-очередью. В палатке-бане то кипяток, то вода из какой-то проруби — и это в Молдове, в сентябре! И много-много чего другого, что по мелочам же раздражает, мешает выбрать нормальный тон в общении с такими же удрученными соседями. Причем, заметьте, не на фоне праздности и безделья, а, наоборот, на фоне напряженной и ужасно ответственной, до волчьего воя, работы!

У Димы в отряде богатый послужной список. Листаем казенные бумаги: «Участвовал в комплексных учениях «Март-2009», «Комплексная безопасность-2010» (г. Ногинск), в комплексных учениях «Астрахань-2011», в полевом учении ИНСАРАГ по реагированию на землетрясение в г. Жагань (Польша) в 2013 г.».

А вот масштабные спасательные работы.

Май 2006 года. Сочи. Катастрофа пассажирского самолета.

Октябрь 2006 года. Выборг. Обрушение жилого дома.

Август 2008 года. Республика Южная Осетия. Ликвидация последствий ЧС.

Май 2012 года. Индонезия. Ликвидация последствий падения самолета.

Июль 2012 года. Крымск. Ликвидация последствий наводнения.

Май 2014 года. Московская область, Наро-Фоминский район, станция Бекасово-1. Столкновение пассажирского и товарного поездов.

Поисково-спасательные и тем более аварийно-спасательные работы — это коллективный труд, в котором надежное плечо товарища рядом — половина успеха. Поэтому проблемы психологической совместимости у спасателей, как у экипажей подводных лодок, практически на первом месте. Что я вас уговариваю? Вспомните Высоцкого: «А когда ты упал со скал, он стонал, но держал…» Это про Диму.

Предостережение

Давайте отвлечемся и заглянем в Интернет: «НЛО. Астрахань. 31.07.2014. Над городом в стороне находящегося в Трусовском районе рынка Солянка астраханцы наблюдали интересное и необычное явление: в небе то появлялись, то исчезали округлой формы неопознанные летающие объекты оранжевого цвета. Они периодически сближались и расходились, а потом стремительно улетали. Объекты были замечены в 22:17, 22:50, 23:04, 23:31 по МСК. Причем длительность их нахождения в воздухе колебалась от двух до восьми минут».

Ну, будь мы мистиками, верящими в предзнаменования и прочую ерунду, завопили бы: «Димка, будь осторожен! Не зря эта хрень крутилась над твоим родным Трусовским районом!» Так нет же, не верим мы в видения и знаки, нет в нас почтения ни к богам, ни к чертям: работа у нас такая!

Смотрим крайнюю запись в личном деле Димы Вафина: «Сентябрь — октябрь 2014 г. Приднестровская Молдавская Республика, г. Рыбница. Демонтаж аварийной подвесной дороги».

Мы второй день возились с ржавыми грузовыми вагонетками на Приднестровском (левом) берегу Днестра. Я говорил, что командировка ответственная, с политическим подтекстом. Ребята выкладывались по полной. Дима как раз собирался подменить на высоте кого-то из отработавших свою норму спасателей. Слово «норма» я употребил сознательно, со вздохом. Какая, простите, норма, когда работы на полгода, а срок на ее исполнение — месяц? Дима уже надевал альпинистскую обвязку, придерживаясь за передний бампер нашего КамАЗа, как вдруг покачнулся и мягко осел на дорогу. Какой-то мельчайший сосудик в голове не выдержал напряжения и лопнул. Ребята, те, кто были внизу, подбежали к Диме, перенесли его к пологому кювету, где наблюдались хоть какие-то признаки травы. Дима уже потерял сознание. Наш замечательный врач Мираби Лакия хлопотал над Димой. Раскрытая настежь медицинская укладка, разбросанные бумажные упаковки от шприцов, напряженная согнутая спина Мираби — все говорило: дело дрянь! На нашем рабочем уазике Диму срочно перевезли в больницу. Мираби не отходил от него ни на минуту. Консилиум врачей и общее мнение: возможностей для спасения жизни Димы в больнице города Рыбницы нет! Все, кто наделен хоть какими-то чинами и властью, начали борьбу за жизнь товарища. Из Москвы уже стартовал самолет МЧС с профессиональной бригадой, а со стороны Молдовы летел старенький санитарный вертолетик Ми-1…

Сейчас Дима дома после сложнейшей операции. Восстанавливаться придется долго. Страх потерять его сменяется надеждой на постепенное выздоровление.

В этой командировке Дима постоянно фотографировал. Мы попросили разрешения у его супруги на публикацию этих снимков. Хочу обратить ваше внимание на снимок № 1. Там, где я своим черствым инженерным глазом увидел бы просто ржавую конструкцию с ее размерами и проблемами, Дима умудрился разглядеть кое-что иное. Надеюсь, посмотрев на этот снимок, вы поймете в характере Димы то, за что его любят и уважают в славном отряде Центроспас МЧС России.

  

Александр Гофштейн

(газета "Спасатель МЧС России" от 2 марта 2015 года)

Оцените материал: 1 2 3 4 5
Поделиться: TW VK FB OK

Внимание! Данный комментарий не является официальным обращением заявителя!

ФИО*
Номер телефона*
E-mail*
Комментарий*
Введите символы с картинки*
Ваш e-mail*
Тема сообщения*
Ваше сообщение*
Введите символы с картинки*
top