Александр Межов

Александр Межов

Бескрайняя снежная пустыня. Лишенные четкой формы ледяные горбы, или торосы, порой достигающие десяти метров в поперечнике. Образующиеся на глазах и так же исчезающие «реки» соленой океанической воды глубиной в четыре километра – ледовая обстановка вблизи географической точки Северного полюса очень подвижна... И среди белого безмолвия – горстка лыжников, пробивающихся к трудноуловимой в условиях постоянного дрейфа и краха макушке мира.

"Я благодарен МЧС за экспедицию, организованную в 1995 году, - говорит проректор АГЗ МЧС России Александр Романович Межов. – За возможность проверить свои силы. За возможность прикоснуться к дыханию Северного полюса, побывать там, где люди бывают редко и по случаю. Почувствовать мощь сходящихся многотонных глыб. Увидеть, как проламывается тонкий лед, по которому ты скользил какие-то три минуты назад. Испытать горячую благодарность проводнику – за его необъяснимое чутье места, в котором он никогда не жил. И его всегда своевременный крик: «Сворачивай!!!»"

"Мы шли автономно, - вспоминает Александр Межов. – Несли рюкзаки килограмм по сорок, тащили за собой сани со снаряжением и продовольствием, но на подобные окрики реагировали незамедлительно. Хотя понимание того, почему окликнули, приходило позже – как правило после осознания возможных последствий. И вот спустя две недели с начала похода полярники, сидя в промерзлом помещении на 80-ой параллели, осознали, что они выполнили стоящую перед ними задачу, выжили и вернулись."

Александр Межов подчеркивает, что спасать людей - это главная задача спасателя, она притягивает людей и настоящий человек этим живет, протянуть тонущему руку, вынести человека из горящего дома и вытащить пострадавшего из-под обломков. "Все это, конечно, красиво и благородно... – говорит спасатель. – Но не всегда наша работа, скажем так, «почетная». Помимо спасения человеческих жизней есть еще и вторая сторона работы, трудоемкая и, откровенно говоря, малопривлекательная, и потому самая трудная и неблагодарная. И здесь надо четко понимать, что это две стороны одной работы спасателя, и обе надо выполнять хорошо."

В майскую ночь 1995-го землетрясение застало жителей поселка Нефтегорск врасплох – все отдыхали после трудового дня. - Мы прилетели, одними из первых, - рассказывает Александр Межов, в то время служивший в спецподразделении МЧС «Лидер», – и увидели полностью разрушенный город.

Много лет спустя, уже во время наводнения в Крымске, где Александр Романович будет участвовать в проведении спасработ во главе группы курсантов АГЗ, он будет учить воспитанников прежде всего тому, что работа спасателя не всегда героическая и романтическая. "Я своим примером учил ребят, - говорит проректор АГЗ,. Помогать людям – главная задача спасателя. Какая бы помощь от него ни требовалась, о чем бы люди их ни попросили. И, к моей радости, курсанты это поняли".

Вообще, как в работе наставника, так и руководителя, личный пример играет исключительную роль. Сам Александр Межов стал военным благодаря авторитету советской армии. Офицер 60-ых был олицетворением силы, мужества, храбрости. Готовности к самопожертвованию ради Родины. Образ человека в погонах был образом умного, грамотного, всесторонне развитого и эрудированного специалиста. На таких людей с теплотой и надеждой смотрел народ.

"Офицер в то время, - вспоминает Александр Романович, - это было святое. И, конечно, любой мальчишка мечтал быть лучшим и смелым. Поэтому-то по приходу в военкомат я без раздумий заявил, что хочу поступать в Ленинградское общевойсковое дважды Краснознаменное училище имени С.М. Кирова".

Окончив легендарное училище и прослужив в рядах Вооруженных Сил двадцать один год, пройдя путь от курсанта до подполковника, от командира отделения до заместителя командира мотострелкового полка, Александр Романович ни разу не пожалел об этом. И уж тем более не могло быть и мысли, что ошибся. Выбор оказался правильным, но путь был тернист...

"На войне все просто, - говорит проректор АГЗ. – Есть задача, ее надо выполнять. Без оглядки назад. Там ты должен выполнить задачу лучше тех, кто «по ту сторону баррикад». Если плохо подготовишься, то противник окажется готов лучше. А значит, ты проиграешь. Победит другой. И только Бог определяет цену победы..."

Именно это – быть лучше Александр Межов требовал от себя и от своих бойцов. И когда служил в Вооруженных Силах. И потом, когда после событий 1993 года стал работать в элитной части МЧС, Центре специального назначения «Лидер». "Нельзя управлять подразделениями и людьми, если ты к этому сам не готов, - говорит он. – Я должен был научиться: спускаться под воду, прыгать с парашютом, работать с аварийно-спасательной техникой..."

Александр Межов обучался десантным прыжкам с парашютом, когда произошел «особый случай» - полный отказ основного купола. "Это был мой третий прыжок, - вспоминает Александр Романович. – Я, как полагается, отсчитал три секунды, поднял голову... А купола нет."

В таких случаях решение надо принимать очень быстро: это только кажется, что 1200 метров – много. "Хорошо, что я принял правильное положение тела, «капелькой», - вспоминает Александр Романович. – Меня не сильно крутило, и я смог открыть запасной парашют."

Но сложнее всего было не это. Сложнее было взять снова парашют, зайти в самолет и прыгнуть. Иначе потом так и будешь жить с этим страхом. И таких вот «случаев» в жизни Александра Межова – когда надо преодолевать себя – было очень много. "Нас было пятнадцать человек, мы шли до базового лагеря на Эльбрусе, «Приюта одиннадцати», - вспоминает спасатель.  – Несли на себе по шестьдесят кило. К лагерю подходили уже на пределе физических сил – еще чуть-чуть, и потеряешь сознание!"

Но дошли – скинули тяжеленные рюкзаки... И тут выяснилось, что один отстал. И кто-то должен спуститься и донести чужой рюкзак. Тишина была гробовая: «Кто пойдет обратно?». "К вершине нас вел проводник, - говорит Александр Романович. – Но я был руководителем подразделения, и я встал. Мысль тогда промелькнула: а вдруг спущусь, но не смогу подняться, с весом-то?.. Такие моменты запоминаются на всю жизнь – что если ты покажешь всем остальным, что не в состоянии сделать то, что от тебя требуется?"

Но он благополучно спустился и поднял на себе рюкзак товарища. В тот раз Александр Межов сделал больше, чем требовалось от командира спасотряда – совершил  восхождение на обе вершины Эльбруса с траверсом через седловину, так называемый «Крест Эльбруса»...

...И все же про такие «приключения» Александр Межов вспоминает с удовольствием, ведь их в его практике было меньше, чем трагедий. Захват школы в Беслане. Взрывы домов в Дубровке. Работа на землетрясениях в Турции, Колумбии, Афганистане: «Лидер» – это та структура, без которой ни одна операция не обходилась.

За годы служения в Вооруженных Силах СССР и МЧС России у Александра Межова было много наград, в том числе и пять правительственных.

"Для меня количество наград – не самое важное, - говорит генерал. – Для меня лично важнее оценка моих подчиненных, с которыми я служил и работал. И поверьте, - продолжает он, - что просто слова благодарности «за то, что им довелось служить под моим командованием» нельзя сравнить с наградой из металла. Потому что принимая эти слова благодарности, ты опять возвращаешься в далекий военкомат, где ты сделал свой первый серьезный выбор. И одновременно понимаешь,  что он оказался правильным на всю жизнь. Вера в тех офицеров тебя не обманула, а, значит, и ты стал таким же. Значит, твоя главная мечта осуществилась. Какая награда может быть выше этой? Для меня – никакой, кроме той, которая в моем сердце."

Оцените материал: 1 2 3 4 5
Поделиться: TW VK FB OK

Внимание! Данный комментарий не является официальным обращением заявителя!

ФИО*
Номер телефона*
E-mail*
Комментарий*
Введите текст с картинки*
Ваш e-mail*
Тема сообщения*
Ваше сообщение*
Введите текст с картинки*
top