25 лет отряду "Центроспас": О службе в отряде в интервью РИА Новости

13 Марта
Александр Попов
Врач-реаниматолог медицинской службы отряда "Центроспас"
25 лет отряду "Центроспас": О службе в отряде в интервью РИА Новости

Сегодня отмечает свой 25-летний юбилей отряд "Центроспас" МЧС России. В интервью РИА Новости Александр Попов, врач-реаниматолог медицинской службы этого отряда, рассказал о подразделении и своей работе в нем.

— Сколько времени вы работаете в "Центроспасе" и где уже успели побывать?

— Я в отряде работаю четырнадцатый год, до этого работал в Институте имени Склифосовского. Мне повезло, что я попал в коллектив "Центроспаса". Побывать за это время пришлось много где: Гаити, Пакистан, Китай, чрезвычайные ситуации в России, военные конфликты в Осетии и Сирии…

Ситуация в восточном Алеппо. Архивное фото
В МЧС рассказали о работе госпиталя "Центроспас" вблизи Алеппо

— В чем особенность "Центроспаса" для медика?

— Медицинская служба отряда была создана заслуженным врачом России Александром Степановичем Иванюсём и неуклонно развивается. Сам наш основатель продолжает работать: недавно именно он руководил командировкой в зону вооруженных действий в Сирии.

Поиск пропавшего в Иркутской области самолета Ил-76 МЧС России

Сейчас наша служба может самостоятельно проводить массовую эвакуацию пострадавших. В 2008-м состоялся первый такой вылет в Израиль. А всего мы уже совершили более 500 полетов на вертолетах Ми-8, самолетах Ил-76, Ан-148, сейчас введен в строй "Суперджет".

Без хвастовства скажу, что мы первые в мире, кто одномоментно эвакуировал на кувезах трех недоношенных детей с очень тяжелой врожденной сердечно-сосудистой патологией. По одному, по два и раньше возили, но в 2015 году, можно сказать, побили рекорд.

Работа отряда Центроспас МЧС России. Архивное фото
"Центроспас" за год оказал помощь более 1,1 тысячи человек в России

Специфика отряда для медика такая: когда попадаешь в поле, работаешь вместе со спасателями — ты один из немногих людей, принимающих решения по поводу больных. Только наши медики имеют право работать непосредственно в эпицентре ЧС.

— Как строится работа в зоне ЧС?

— Работа медслужбы состоит из трех основных частей. Первая — служба сопровождения спасательных работ, где врач прилетает сразу вместе с группой: он, можно сказать, их семейный врач. Вторая — собственно, работа аэромобильного госпиталя и медицинской эвакуации на самолетах. И третья — инженерная составляющая, без которой мы никуда. Лечить-то мы умеем, но нам же электричество нужно? Вода, спальные места и так далее. Все в комплексе.

Самолет Ан-148 МЧС России осуществляет санитарно-авиационную эвакуацию тяжелобольного ребенка

Поэтому самое главное в отряде и медслужбе — это люди. И не только врачи и спасатели. Без поваров, инженеров и других наших коллег отряд работать не сможет. Весь отряд — огромная семья, единое целое, который уже 25 лет служит стране.

Вот я простой доктор, но понимаю, что за границей мы выполняем государеву службу. Мы представители нашей огромной и красивой страны, на нас смотрят. И ждут помощи. Когда разворачиваем госпиталь, психологическая обстановка в очаге поражения сразу хоть немного, но улучшается. Люди понимают, что они не брошены — если даже чужая страна начинает помогать.

— Какие эпизоды из вашей работы запомнились больше всего?

— Эпизодов очень много. Но если вспомнить что-то действительно неординарное… пусть будет Пакистан, рождение детей. Это был 2005 год, дикое землетрясение в районе Азад-Кашмир — это часть спорной территории между Индией и Пакистаном. Музаффарабад, столица Азад-Кашмира. Девятиэтажная больница погибла в течение двух минут: персонал, больные — никого нет. Так вот, мы за двое суток развернули госпиталь и несколько дней работали за все больницы города.

Самолет Ан-148 МЧС России осуществляет санитарно-авиационную эвакуацию тяжелобольного ребенка

И тут приходит женщина: ей надо рожать. А ведь это же мусульманская ортодоксальная страна, а мы другой веры, другого цвета. Нашли выход: пришел имам, сказал, мол, вопросов нет, рожайте. Сначала мальчика родили, потом девочку. Мальчика Тимуром назвали, а девочку — Натальей. 
И еще раз были запоминающиеся роды: 2008 год, Китай, тоже землетрясение. Я, наверное, один из немногих нынешних врачей, кто принимал роды не в операционной, а прямо на завалах — у женщины, которую мы достали на шестые сутки работы. Все прошло хорошо, эта китаянка потом приезжала к нам в отряд через год.

Хорошо запомнилось, как мы спасли руку одному парню в Цхинвале. Нашего мальчишку-рядового привезли — оказалось, что у него не только пулевое ранение в руку, но и неразорвавшийся ВОГ-18 (снаряд гранатомета. — Прим. ред.) в плече. На свой страх и риск саперы достали боеприпас. Так вот, по всем законам военно-полевой хирургии, мы должны были ему руку отрезать до плеча. А мы руку сохранили. Тут не только наша заслуга, но и руководства группировки: доехали до Джавы, дождались вертолета, армейцы его пригнали, на вертолете во Владикавказ, оттуда на Ил-76 в госпиталь Бурденко. И получилось: с утра мы ему обработали раны и в ту же ночь поставили титановый сустав.
Этот парень звонил в этом году под Новый год. Уж не знаю, как телефон нашел. Говорит, хочу приехать в отряд на вас посмотреть. Приезжай, говорю, конечно! Рассказал: у него уже двое детей. Нормальная семья, он работает и не инвалид. По-моему, это просто счастье!

Да, у нас бывают трагедии. Были, например, двое погибших в Гаити от землетрясения, пятеро погибших военнослужащих в Осетии. Потому что мы тогда, к сожалению для себя и к счастью для военных, были на передовой. Стечение обстоятельств. И все первые раненые шли к нам. Так что у нас тоже горе бывает. Но в основном мы все помним счастливые моменты.
Вот наш Герой России Валерий Замараев, который в Беслане погиб, — мне посчастливилось с ним два года работать. Он фактически под опеку меня взял. И говорил мне так: "Приехал с ЧСа – всё из головы стирай, только счастье сохраняй". Конечно, бывают и трудные моменты, хоть на стену лезь и вой. Но, слава Богу, больше помним хорошее. Потому что знаем, что нас дома всегда ждут — это самое главное. И не только родные, но и коллеги.

— Кто сейчас идет на такую трудную работу?

— В последнее время — мы этому очень рады — к нам стала приходить хорошая, талантливая молодежь. Им тоже интересна наша работа. Которая на самом деле очень тяжелая.

Работа отряда Центроспас


По телевизору, на фотографиях — всё выглядит красиво. Но есть и другая сторона этой медали: приходится пахать, пахать и еще раз пахать. И не только пахать, но и постоянно учиться. То есть мы, как и все спасатели, имеем много профессий. Спасатель, скажем, — одновременно и стропальщик, и газосварщик, и взрывник, и парашютист. А в медслужбе врач не только, скажем, хирург общего профиля, но и травматолог — и еще много кто. А главное: за очень короткий промежуток времени нужно принять единственно верное решение. Это и бремя, но это и счастье. Настоящая работа.

Тем более что мы не только работаем сами, но и запускаем технологии и учим людей. Например, модульные госпитали нашей "конструкции" тиражируем в региональных центрах "Медицина катастроф". Подтягиваются и в Минобороны. И гордимся, что придумали это именно мы.

Оцените материал: 1 2 3 4 5
Поделиться: TW VK FB OK

Внимание! Данный комментарий не является официальным обращением заявителя!

ФИО*
Номер телефона*
E-mail*
Комментарий*
Введите символы с картинки*
Ваш e-mail*
Тема сообщения*
Ваше сообщение*
Введите символы с картинки*
top