Пожар на Смольном Буяне в 1908г

Архангельск (воспоминания участника событий)

Один из самых крупных пожаров начала ХХ века в Архангельске произошёл летом 1908 года. Огонь бушевал на Смольном Буяне - там, где купцы перед погрузкой на пароходы рядами складывали бочки со смолой и песком. В журнале «Пожарное дело» №11 от 1909 года опубликованы воспоминания непосредственного участника тех событий – И.И. Калинина.

«В № 9 «Пожарного дела» от 2-го мая с.г. помещен фотографический снимок грандиозного пожара складов бочек со смолою в г. Архангельске. Я, как работавший на названном пожаре в качестве помощника начальника дружины пожарного общества, спешу дать описание этого действительно выдающегося для Архангельска пожара.

Склады смолы, собственно, представляют ровную поверхность площадью в 1-1,5 квадратные версты (1,1-1,7 кв.км), находящуюся на окраине города на берегу реки Северной Двины. На этой площади под открытым небом ежегодно с открытием навигации складывается громадными рядами свыше миллиона бочек со смолою, песком, скипидаром. Каких-либо противопожарных мер в виде необходимых снарядов, запасов песку, земли и пр. – не существует, если не считать нескольких прибитых к столбам досок с надписью: «курить строго воспрещается» и … только.

День 27-го июня 1909 года надолго останется в памяти жителей города. В этот день Архангельск праздновал, как и другие города России, 200-летний юбилей Полтавской победы. Праздничное убранство города, украсившегося флагами, звуки военной музыки и солнечный, с небольшим ветром день – дополняли праздничное настроение жителей, группами гулявших по городу. В 5 часов пополудни на окраине города поднялся столб густого чёрного дыма, быстро увеличившегося, и среди жителей моментально распространилась весть, что горит «Смольный буян». Шум от бешено мчавшихся пожарных частей, зловещие звуки набата, нависшая над городом густая пелена чёрного дыма, превратившего солнечный день в осенние сумерки, бегущие на пожар толпы жителей, среди которых мелькали каски дружинников, на ходу одевавшихся в пожарную форму, – все это действительно резко изменило праздничное настроение и вид города. Прибывшая пожарная команда и часть дружинников нашли в огне несколько рядов бочек, находившихся в середине площади, занятой складами. Ветер, сильно увеличившийся, гнал пламя на ряд жилых домов, окруженных хозяйственными постройками. Поэтому силы городской команды и прибывших членов дружины были направлены на сохранение этого ряда домов, отстоящих от края площади, занятой складами смолы, на расстоянии 10-12 саженей (20-25 метров). Между линией домов и складами смолы находился совершенно сухой ров, по которому в изобилии текла грязная жидкая смола из лопнувших бочек, тушение которой за отсутствием песку представляло серьезное затруднение. Спасением не горящих бочек со смолою на горящей площади никто из пожарных, за сравнительной малочисленностью, занят не был. Этим уже исключительно занялись солдаты местного батальона и масса рабочих, нанятых тут же на месте пожара владельцами горящих складов, причем бочки прямо с берега сбрасывали в реку. Дружинники и городские пожарные, находясь все время в адской атмосфере нестерпимого жара и удушливого дыма, работали с редким самоотвержением. О трудности и тяжести этой работы можно отчасти судить по таким эпизодам: группа дружинников и городских пожарных, посланная для вскрытия деревянных крыш на строениях, спасти которые нет надежды, постепенно уменьшается и уменьшается на крыше: палимые нестерпимым жаром пожарные со стропил буквально в изнеможении валятся на чердак постройки. В другом месте группа дружинников, крепивших поднятый на дом парус-щит, порывом ветра едва не была сброшена вместе с парусом с крыши дома в реку; отделались лишь только тем, что крепко ухватились за печные трубы на крыше.

Тяжесть работы, нужно заметить, усугублялась еще тем обстоятельством, что по случаю бывшей в это время холерной эпидемии в городе измученные пожарные не имели возможности без риска для своей жизни утолить жажду речной водой, а кипяченой не было. Результаты пожара: сгорело два жилых дома, два амбара, до 40.000 бочек со смолой, песком и пр.

Причина пожара – поджог. Убыток около 170.000 р. Много сгоревшего товара не было застраховано. По тушению этого пожара работали: городская команда 1-й, 2-й части и резерв, водопровод на три ствола, пожарная дружина в составе 52 человек и несколько пароходов и частных ручных труб. Окончательно пожар прекратился на другой день. Присутствовавший на пожаре Архангельский губернатор лично благодарил дружинников и городских пожарных за энергичную работу.»